Театр

Константин Солдатов: ОБ УТРАТЕ ИНТИМНОСТИ И ВОЗМОЖНОСТИ ВЫБОРА...



Отрывки интервью с режиссером Константином Солдатовым накануне премьеры "Экспонатов" В.Дурненкова

...
- ... в третий раз Вы ставите «Новую драму»… Откуда такое постоянство? Вас можно позиционировать как именно новодрамовского режиссера?
Пожалуй, нет. Я достаточно критично отношусь к этому направлению в драматургии. Во всяком, случае, далеко не всё, что там происходит, мне нравится. Просто иногда конкретная история, конкретная тема кажется мне именно тем, что необходимо сообщить зрителю сегодня. А завтра уже может быть поздно. Так вышло и с «Экспонатами».

- Как в данном случае формулируется эта насущная конкретная тема?
Хорошо сказал Максим Курочкин: мы живем в эпоху утраты интимности, слишком многие сферы и проявления жизни, традиционно бывшие скрытыми от взгляда общественности, теперь являются всеобщим достоянием. Немало способствуют этому современные СМИ, в том числе и Интернет.
Человек теряет свое личное пространство – и эта утрата для него болезненна. В пьесе «Экспонаты» основной конфликт построен как раз на этом: обычные жители маленького городка, совершенно не склонные к артистическим проявлениям, поставлены в ситуацию, когда на них смотрят и за этот «погляд» им платят. Кто-то готов совершить над собой внутреннее насилие и стать живым «экспонатом», а кто-то активно и даже агрессивно сопротивляется, отстаивая, быть может, неадекватными способами свою территорию.
Кроме того, лично для меня в этом спектакле важно осмыслить проблему внутреннего выбора человека. Сегодня в нашей стране каждому необходимо делать выбор: высказываться прямо или молчать, совершать поступки или вести себя тихо… Выбирать – и понимать собственную ответственность за любое свое решение.

- А вам самому как видится ситуация с городком Крапивной, ставшей прототипом Полынска?
В Крапивне я в процессе работы над спектаклем побывал. Там действительно есть какая-то особая атмосфера русской провинции, будто тот самый «воздух», о котором так часто упоминают в пьесе… Экскурсии в дома местных жителей там, конечно, не водят – это уже художественный вымысел Дурненкова, его намеренное преувеличение. Там действительно пытаются обустроить город как музей под открытым небом. И жители вроде бы этим гордятся. Но вот меня, приезжего туриста, они разглядывали с какой-то особой настороженностью – я это чувствовал. И, правду сказать, я себя там ощущал «экспонатом». Странное это сочетание – одновременное наслаждение атмосферой тихой провинции и тревога от непрекращающегося наблюдения за тобой со стороны!..

...

- То есть восстановление духовной связи поколений может происходить только в интимном режиме, но никак не в режиме интерактивной игры?
Пожалуй, так. И снова мы возвращаемся к проблеме утраты интимности. Вот и в пьесе бизнесмены из Москвы, пытающиеся устроить в Полынске музей старины, забыли спросить жителей города, хотят ли они сами такой новой жизни. Да, люди в провинции пассивны и противятся всему новому. Да, скорее всего в таком городке большинство жителей отказалось бы от подобного проекта изначально. Но отнимать у людей право самим решать, как жить дальше, недопустимо!

- Строго говоря, жителям Полынска не предлагается демонстрировать туристам свои дрязги и ободранные обои. Для просмотра всё-таки предназначаются специально обустроенные комнаты в домах, люди наряжаются в специально изготовленные костюмы, время просмотра строго регламентируется. Это не совсем уж шоу «За стеклом»!
Да, но всё же для обычных людей, не склонных к артистическим видам деятельности, и этого уже много. Обычный человек, не артист, безусловен. Ему нелегко демонстрировать себя, рядиться в условную одежду, играть на публику…
Здесь очень интересная задача для актеров – сыграть обычного человека, который пытается сыграть городского жителя 19 века! И еще у нас есть что-то вроде интересного предложения зрителям. В постановке Марата Гацалова мне очень понравилось то, что он сразу предлагал зрителям стать туристами, им даже выдавали музейные бахилы перед просмотром. Мы тоже организуем наш зрительный зал как большую экскурсионную группу, наблюдающую за жизнью персонажей пьесы – условной и безусловной…

- Получается, что в начале спектакля зритель должен почувствовать себя туристом, а к концу, в результате сопереживания жителям Полынска, - «экспонатом»! Но как?
Добиться этого - моя режиссерская задача. Приходите и увидите!

Полный текст интервью опубликован в газете "Театральный вестник" (Специальный выпуск. "Экспонаты").