Театр

МЫ ВЫБИРАЕМ, НАС ВЫБИРАЮТ...

«Мы выбираем, нас выбирают…»

В конце ноября на большой сцене Калужского драматического давали премьеру. Спектакль «Экспонаты» по одноименной пьесе современного драматурга Вячеслава Дурненкова поставил режиссер Константин Солдатов. Премьерный спектакль предваряла массивная «арт-подготовка». Очередной номер газеты «Вестник театра», вышедший в канун премьерного показа спектакля, целиком был посвящен «Экспонатам». Непосредственно на премьеру приехал известный российский критик Павел Руднев, признанный специалист «новой драмы».

Всё это было связано с театральным течением последнего десятилетия под названием «Новая драма». Впрочем, сейчас говорить о скандальности адептов движения уже не стоит. Спектакли драматургов этой волны уже с успехом и без эксцессов идут на театральных подмостках по всей России. Не вдаваясь в глубину идеи «новой драмы» (кому это интересно, может познакомиться с течением в Интернете или прочитав тот же «Вестник театра»), отмечу лишь основные, наиболее заметные признаки.

Современные авторы пишут тексты о современной жизни современным языком. Идеи возникают частенько прямо во время встреч драматургов и режиссеров. При открытом бытовизме текстов в «новой драме» очень часто прибегают к откровенным театральным условностям. В повседневную практику фестивальных показов вошли так называемые «читки пьесы». Актеры садятся на сцене на стулья и читают пьесу «по ролям».

Впрочем, на мой взгляд, это крайность. Вообще же новодрамовцы Америку не открыли. Это их взгляд на современное искусство, подобное происходит с завидной периодичностью на протяжении всей истории лицедейства на сцене. Теоретический интерес сие может вызвать разве что у театроведов. Обыкновенный театральный зритель обычно основывается лишь на собственном восприятии увиденного: нравится – не нравится, зацепило – не зацепило.

Всё это я пишу, потому что мне немного непонятно столь упорное желание театра заранее объяснить, разжевать постановку. Калужский театральный зритель, воспитанный нашим театром, без этого наверняка бы разобрался в увиденном. Тем более что костюмно-бытовые спектакли весьма редки на сцене областного драмтеатра. Тем более что спектакль, поставленный Константином Солдатовым, по большому счету не требует теоретических подпорок. Он «цепляет» зрителя и без обоснования платформы «новой драмы».

История, рассказанная режиссером и актерами, при всей своей одиозности весьма типична. Посмотрев чуть выше, можно увидеть и потемкинские деревни, и сегодняшние покраски фасадов перед приездом больших начальников (не в нашей области, боже упаси!). Посмотрев чуть глубже в душу, понимаешь, что речь–то идет о разрыве внутреннего мира. Как сам Константин Солдатов определил сверхзадачу постановки: потеря интимности. На мой взгляд, ему это здорово удалось.

Эпизоды жизни Полынска сменяют друг друга, и в каждом угадывается наша жизнь. Великолепная дискотека своим точным попаданием в реалии вызывает взрыв смеха в зале. Вкусно и свежо решенная половая сцена, без тени пошлости, рождает неожиданные мысли и ассоциации. Отсыл к «Ромео и Джульетте» в сцене на балконе, такая милая шутка режиссера, не выбивается из контекста спектакля. Вообще условности, театральные символы, коих достаточно в спектакле при своей порой не совсем понятности, каким-то непостижимым образом точно вплетаются в общий строй постановки.

Спектакль не зовет на баррикады, не бичует безжалостно современные пороки, нет, он просто и неспешно показывает нам нас самих. В «Экспонатах» Солдатова нет положительных и отрицательных героев, как нет их в жизни. Даже хулиган Паштет (артист Сергей Путинцев) - быдловатая мразь в пьесе, на сцене таковым совсем не кажется. Сложилось впечатление, что ради огранения основной мысли Константин намеренно обтесал практически весь негатив. По моему убеждению, от этого спектакль только выиграл.

Наверно, у многих, кто уже посмотрел спектакль, возникли свои мысли, свои интерпретации выстроенных режиссером мизансцен. Хочу лишь обратить внимание на персонаж без текста – дурачка Алешу (актер Александр Зоточкин). Введенный Дурненковым в пьесу, на первый взгляд, только лишь для того, чтобы ещё раз подчеркнуть дикость ситуации, у Солдатова он, опять же, на мой взгляд, несет огромную смысловую нагрузку.

Во все времена на Руси к юродивым относились с особой нежностью. Им помогали, их жалели. Сегодня в России всё наоборот. В нашей «жизни напоказ» Алеши спасают нас от окончательного падения до уровня животных. Блестящий шарик Алеши как яркая звездочка, за которую ещё можно зацепиться, чтобы не утонуть в болоте с головой. Пластически точно выстроен эпизод, когда Алеша буквально своими руками хватает вырывающийся мат из уст героев.

Кстати о матерных выражениях. В пьесе их достаточно. Проскальзывают они и в спектакле. Но меня, закоренелого противника мата со сцены, соленые реплики в «Экспонатах» не коробили. Более того, глухой ответ Клима (актер Леонид Клец) «Пошел на …», обращенный к заезжим благодетелям Воронько (заслуженный артист России Сергей Корнюшин) и Черновицкому (актер Виктор Деринов), наверняка в сердцах повторили многие мужики, сидящие в зале.

Что же касается актерских работ, то мне кажется, стоит обратить внимание на Светлану Никифорову. Её Гена, простая русская баба, тянущая на своих плечах четверых мужиков, наиболее яркий образ. Не причитая, не жалуясь, не заламывая рук, женщина несет свою долю как должное. Буквально подкашивающий зрителя её финальный монолог страшен в своей обыденности и безысходности. Светлана Никифорова тихо и спокойно сидит на стульчике и говорит как будто сама с собой. Без эмоций, без стонов и криков. А в глазах её – бездна.
 
Владимир АНДРЕЕВ

http://www.vest-news.ru/article.php?id=16204