Театр

А У НАС К 11- ТУЗ!

А у нас к 11 – туз!

Отгремели театральные фестивали, коими была весьма богата для нашего драматического театра нынешняя осень. Получены все награды, прочитаны все панегирики. Пришло время будничной работы. Репетиции, спектакли, премьеры. Свой репертуарный год театр открыл спектаклем «Свадьба Кречинского» по пьесе Александра Сухово-Кобылина. Материал, мягко говоря, далеко не свежий. «Свадьбу» ставили, и по нескольку раз, едва ли не все российские театры.

Что привлекает в пьесе? Незамысловатый сюжет, авантюрность, нехитрые узнаваемые персонажи и самопожертвование любящей женщины. Последнее всегда идет на ура у сентиментального зрителя. Спектакль для кассы, как обычно называют подобные постановки в администрации театров. С этой целью и была выбрана в нашем театре «Свадьба Кречинского».

Поставить этот спектакль пригласили художественного руководителя Новгородского академического театра драмы Сергея Морозова. Калужский театральный зритель смог познакомиться с этим режиссером во время проведения фестиваля старейших театров России. Этой осенью Новгород привез «Коварство и любовь» Фридриха Шиллера, спектакль, не вызвавший бурного восторга у фестивальной публики.

Приглашение сторонних режиссеров, «варягов» на сленге театра, всегда весьма рискованное занятие. В большинстве случаев театр покупает кота в мешке. Можно, конечно, остановить репетиционный процесс после того, как подписан договор, но на это руководство театров идет в самых крайних случаях. В истории Калужского драматического я подобных прецедентов не помню. Обычно включается коммерческий сегмент театра. Деньги на производство спектакля истрачены, их необходимо хоть как-то вернуть.

Нечто подобное, на мой взгляд, произошло и со «Свадьбой Кречинского». Сергей Морозов, не особо напрягаясь, решил просто перенести на нашу сцену поставленный им ранее вариант спектакля. Плагиатом это назвать нельзя, но, как говорится, осадочек все же остался. Не спасла спектакль и попытка художника внести свежую струю в пространство постановочного решения. Дымная бездна арьерсцены (самая дальняя от зрителя часть сценической площадки) и огромные карты, служащие декорацией спектакля, явно не вписались в общий контекст постановки.

Стоит все-таки отдать должное художнику театра Максиму Железнякову: он хотя бы попытался вытащить тонущий спектакль. Но, увы, этого не произошло. Качающиеся карты должны были неким символическим образом подчеркивать зыбкость ситуации, в которую попадает главный герой, но на деле остались лишь качающимися картами. С обратной стороны их оклеили мятой фольгой, в повернутом состоянии эти же карты, по всей вероятности, показывали дешевый и фальшивый блеск гостиной Кречинского. Это даже не символ на ладони, это грубая подпорка, такая же дешевая, как и сам блеск карт-стен.

Раздавая многочисленные интервью перед премьерой, режиссер и актеры особо упирали на сложность образа Кречинского, на его глубокий внутренний мир. Этакий совестливый мошенник, решивший, как бы сегодня сказали, «срубить бабла по-быстрому», но при этом с идеалами чести и достоинства. Помилуйте! Где это вы, уважаемые постановщики, нашли у Сухово-Кобылина? Хотя, бесспорно, режиссер имеет право на собственную концепцию. Но тогда возникает резонный вопрос: а где это видно в ходе спектакля? В задумчивых паузах Кречинского (актер Леонид Клец)? Ну, тогда сие нужно было в программках писать.

Бестолковость постановки, уж простите, откровенная халтура, больнее всего ударила даже не по зрителю (он в Калуге, как известно, самый любящий), а по актерам. Похоже, ценой неимоверных усилий, выворачиванием наизнанку всего своего актерского нутра, им приходилось хоть как-то самим оправдывать свои действия, свои мизансцены, своё существование на сцене. Заслуженные артисты РФ Надежда Ефременко и Сергей Корнюшин, артисты Екатерина Клейменова, Валерий Смородин, Вячеслав Голоднов, Захар Машненков сделали все, что могли, чтобы вытянуть спектакль. Не получилось. И нет к ним никаких претензий.

После «Свадьбы Кречинского» вопросы возникают к руководству театра. Если уж невозможно обойтись без «варягов», то хотя бы отбирать кандидатуры режиссеров на постановки, наверно, нужно все же немного внимательнее. Заезжий постановщик «сваял нетленку», получил деньги и уехал. И если зритель может и не смотреть это, то актерам не играть не получится.

Владимир АНДРЕЕВ

http://www.vest-news.ru/article.php?id=15786