Театр

Константин Солдатов: Я РЕШИЛ НЕМНОГО ПОХУЛИГАНИТЬ

Константин СОЛДАТОВ: «Я решил немного похулиганить»

Следующей премьерой драмтеатра будет постановка режиссера Константина Солдатова «Лекарь поневоле» по одноименной пьесе Жана Батиста Мольера. О том, каким видится режиссеру будущая постановка, Константин рассказал в своей «новодрамовской» манере.

- Константин, как же так: апологет «новой драмы» снизошел до классики? Причем «Лекарь поневоле» не является венцом творений Мольера…
- На самом деле я давно хотел поставить пьесу Мольера. Мне хочется попробовать «чистый жанр». Мольер – это комедия, комедия положений, причем это классический материал, который точно не вызывает никаких отрицательных эмоций касательно текста. Мата там нет. Очень простой сюжет, очень простые, на первый взгляд, персонажи, и всегда есть возможность выудить из мольеровских перипетий какую-либо вечную тему.
Я намеренно взял эту пьесу. Одноактная пьеса - она скорее зарисовка, а если хотите – анекдот. Для меня её открыл Михаил Туманишвили. У него есть глобальная книга по режиссуре, где он подробно разбирает эту пьесу. Меня это зацепило. Действительно, на первый взгляд, казалось бы, простая анекдотическая ситуация, однако в ней очень много заложено смыслов. Это вообще отличает классику от ширпотреба, от однодневки. Мне кажется, эта история вполне могла произойти и сегодня.
- Это комедия чистой воды или все же у зрителей будет возможность сказать: «Ага, что-то тут не так всё и просто»?
- Конечно, мне интересно найти в этой истории оборотную сторону, особенно ближе к финалу. Сганарель - персонаж, который шествует у Мольера из пьесы в пьесу. В «Лекаре» это превращение человека из забулдыги подворотного в лекаря. Я всегда стараюсь не сокращать и не исправлять автора. Все пьесы, которые я брал для постановки, не сокращались. Ни арбузовская «Таня», ни «Экспонаты» Дурненкова, ни макдонаховский «Калека с острова Инишмаан», потому что автор создает свою паутину, кружево завязанных между собой сцен, и когда выдергиваешь сцену или даже фразу, ты рвешь нить, убиваешь последующую сцену или обесцениваешь предыдущую.
- Кто будет занят в спектакле?
- Главного персонажа, Сганареля, играет Сергей Путинцев, Мартина, его жена – Екатерина Клейменова, Жаклина, кормилица, – Светлана Никифорова, Жеронт – Александр Глухов, Лука, слуга Жеронта, – Михаил Кузнецов, Валер, организатор мероприятий, – Леонид Клец.
Мы с художником спектакля Максимом Железняковым придумали такой марсельский двор, где все всех знают, где хозяйки развешивают белье, и т.д. То есть мы пытаемся создать дух портового города, какой может быть не только в Марселе, но и, к примеру, в нашей Одессе.
- Хореографии в вашей постановке отводится очень серьезное место. Это будет очередной вариант «поскакушек-подтанцулек» со вставными номерами?
- Нет, хореография - это не вставные номера, это будут симпатичные зарисовки для «запаха», эмоции, может быть, какого-то пояснения, помощи в понимании… Пластические, скорее всего комедийные. Очень хочется, чтобы была легкость и воздушность в восприятии всего этого. Воздух сцены останется, мы практически отказываемся от мебели… Мы называем это не площадной театр, а дворовый театр. В этом есть уже какая-то условность, но мы не стремимся к площадному театру, у нас это как если бы ребята у себя во дворе решили разыграть какую-то историю. При этом у нас не будет варианта брехтовского театра, когда актер отстранен от персонажа, нет, у нас Сганарель – это Сганарель, Мартина – это Мартина. «Стеклянную стену» перед зрителем мы четко выстраиваем.
- Самая главная «замануха» для зрителя у вас уже есть?
- Ох, я не знаю… Мне не хотелось бы что-либо превращать в конкретную «замануху». Мы поначалу хотели с Максимом назвать жанр «фарс-плагиат». В этой истории хочется похулиганить по-хорошему. Мне очень интересно попробовать себя в качестве режиссера комедийного спектакля. Это для меня дело новое. А как получится, судить зрителю.

Владимир АНДРЕЕВ.


http://www.vest-news.ru/article.php?id=20226