Театр

И сбоку бантик

И СБОКУ БАНТИК


«Бенефис Светловидова» - очередная премьера Калужского драматического театра. Постановка оставила весьма неоднозначное впечатление у зрителей.

Поставил спектакль режиссёр из северной столицы Антон Коваленко. В основу действа легли пьесы-одноактовки Антона Чехова: «О вреде табака», «Предложение», «Свадьба» и «Лебединая песня». Классиков, подобных Чехову, нужно ставить только тогда, когда уже нет сил не ставить. В противном случае они мстят. Причем довольно болезненно. С классиками, подобными Чехову, нужно обращаться весьма аккуратно. В противном случае – читай выше. И, наконец, классики, подобные Чехову, – они на то и классики, что их гениальные творения современны всегда, причем без дополнительных «осовременивающих» подпорок.
То, что вытворялось на сцене драмтеатра в спектакле под названием «Бенефис Светловидова», на мой взгляд, стало ярким результатом нарушения тех проверенных временем позиций по отношению к классикам.
По моему провинциальному мнению, спектакля как такового не получилось, единого, держащего интригу от начала до финала. Зрителю показали четыре одноактные пьесы, собранные в кучу прихотью режиссера, и не более. Я бы разделил увиденное не на четыре, а на две части. В первую отнес бы пролог действа и его финал, а также одноактовки «Предложение» и «Свадьба», а во вторую – «О вреде табака» и «Лебединую песню». Однако обо всем по порядку.

Помирать, так с музыкой
Песня «Переведи меня через Майдан» стала для меня хитом всех времен и народов. Знал я её и ранее, однако лишь после просмотра «Бенефиса» строчки и напев непроизвольно рождают улыбку, как и пролог спектакля. Нет, конечно, это весьма свежий и оригинальный ход – начать спектакль со сцены отпевания покойника, тем более когда он, уже отпетый «Майданом» и забросанный искусственными красными гвоздиками, вдруг поднимается и начинает вещать. Прямо «Вий» какой-то!

Здесь, кстати, справедливости ради хочется отметить, что сама песня исполнена здорово. От начала до конца, все куплеты, с разбивкой на голоса и даже с неким подвыванием. Чувствуется уверенная и профессиональная рука Ольги Петровой.
Одноактовка «Предложение» решена режиссером в скромной, без изысков, манере. Практически чтение по ролям. Вероятно, Антон Коваленко «поставил» здесь на мастерство актеров. Яркие, характерные Людмила Фесенко и Игорь Постнов как могли «вытягивали» сцену. Однако все равно «Предложение» слишком затянулось. Получился какой-то вязкий сладкий кисель без расставленных акцентов, оценок, без движения вперед и вверх. Ровно и скучно. Неужели режиссер не видел этого, сидя в зале на репетициях?! Или не хотел видеть? Ведь сам гениальный текст Чехова, его выстроенность, логичность, простота и понятность должны были подсказать… Не подсказали.
Поэтому завершающая сцену реплика отца (народный артист России Виталий Логвиновский) «Да женитесь уже, благословляю!» звучала под облегченный вздох: «Наконец-то!»
Если в «Предложении» действо выдерживалось все же в классической манере, то в последовавшей за ней «Свадьбе» режиссер Антон Коваленко дал волю своей удивительной фантазии. О современности классиков я написал уже, добавлю лишь, что переносить действие целиком в наше время, на мой взгляд, излишне. Для этого, наверно, необходимы более веские и понятные аргументы. Вспоминается гениальный спектакль «Игроки», поставленный Сергеем Юрским, с Вячеславом Невинным, Леонидом Филатовым, Александром Калягиным. Там ход понятен, здесь – нет.
Шафер, он же тамада, он же диджей (актер Захар Машненков) в наушниках, то с гармошкой, то за пультом с «Come on everybody!», ритмами ночного клуба. Режиссер «какбэ» говорит зрителю: «Ребята, дело происходит не в нафталиновые чеховские времена, а сегодня!» Калужский театральный зритель никогда не был замечен в умственной отсталости, зачем ему показывать яблоко и десять минут объяснять, что это яблоко, а не огурец?
Совершенно по-иному смотрятся режиссерские «находки». Наверно, ваш покорный слуга очень глупый человек, но я не понял, зачем гости на свадьбе закрывают лица бумажными тарелочками? Зачем они отворачиваются, чтобы дружно выпить и затем так же дружно хлопнуть рукой по столу? Зачем они как по команде поворачиваются нижней частью спины к зрителю и призывно двигают тем, что округлилось? На мой взгляд, придумка ради придумки с большой натяжкой может «прокатить» в постановке «пиески» какого-нибудь Евлампия Акакиевича Загорулько. Чехов за такое мстит.
Сомнительны, на мой взгляд, и педалированные в «Свадьбе» греческие мотивы. Быть может, режиссер хотел посмеяться над фразой «В Греции все есть», экстраполируя её на сегодняшний кризис в еврозоне? Тонко. Но не смешно. Как и звучащий рефреном финал скороговорки про бедного Греку, которого членистоногое больно «за руку цап».
Во всей этой придуманной суете и кутерьме потерялся и эпизод со свадебным генералом. А ведь он, следуя логике режиссера, и был главной причиной появления этой одноактовки в спектакле.
Наконец финал. Мизансцена пролога. Те же в черном, то же погребальное ложе, тот же покойник на нем. И, о боже, опять «Майдан»! От начала до конца, со всеми куплетами и тем же в середине подвыванием. Второй дубль похорон оказался удачным. Персонаж вознесся наконец к небесам. Правда, перед этим он вдруг опять на секунду ожил, деловито приподнял руки, чтобы партнер так же спокойно закрепил лонжу. Безопасность – дело святое. Тут не до режиссерского видения.
Да простит меня уважаемый читатель за столь подробный рассказ о происходящем на сцене. Дело в том, что увидеть финал посчастливилось далеко не всем, даже пришедшим на премьеру зрителям. И здесь у меня есть деловое предложение к администрации театра. Чтобы заставить калужского «неблагодарного» зрителя до конца понять и прочувствовать всю глубину режиссерского замысла Антона Коваленко, чтобы не было у пришедших в театр соблазна улизнуть потихоньку до окончания этого действа, я предлагаю кардинальную меру: закрывать на ключ все двери в зрительный зал сразу после третьего звонка.

Ложка мёда…
Частенько после спектакля администраторы, хозяева театральных буфетов, распространители билетов интересуются у вашего покорного слуги: «Ну, как? Пойдет спектакль?» Обычно в подобных ситуациях я не могу сказать что–либо определенное. Слишком непредсказуем этот мир. Бывает, что обруганный на худсовете и в коридорах театра спектакль живет долгие годы (как было с «Подругой жизни»), а бывает и наоборот – принятый на ура, он быстро и тихо умирает и исчезает с театральных афиш.
Как это ни покажется странным после всего написанного мною по поводу «Бенефиса Светловидова», но мне кажется, сходить на этот спектакль стоит. И вот почему.

Посмотреть премьеру, на мой взгляд, стоит ради двух монологов, двух маленьких откровений - «О вреде табака» и «Лебединая песня». Исполненные народным артистом России Виталием Логвиновским, они чисты, глубоки и правдивы. Ради этих двух исповедей, право, стоит потерпеть «изыски» столичного режиссера. Рассказывать о работах Виталия Степановича очень сложно и одновременно просто. Они сделаны классно! Ничего, кроме огромной благодарности актеру за счастье видеть и слышать его в них, я сказать не могу.

Владимир АНДРЕЕВ.

http://www.vest-news.ru/article.php?id=26037