Театр

Зов Ланцелота

Зов Ланцелота

Дух альтруизма жив в Калужской драме, раз она представила публике премьеру «Дракона» Евгения Шварца.
Искренне надеемся, что спектакль Константина Солдатова ждет не такая судьба, как мировую премьеру пьесы. Четвертого августа 1944 года состоялся единственный открытый спектакль Ленинградского театра комедии, и постановка Николая Акимова была снята с репертуара.

Произведения, где показаны образцы благородства, предъявляют высокие требования к автору. Евгений Шварц имел право говорить о рыцарях (он - также автор сценария кинофильма «Дон Кихот»). Этот человек трудился на износ, богатства не нажил (даже дачку не купил), щедро помогал друзьям и деньгами, и заступничеством перед чиновниками, купался в реке до октября, ходил на десятикилометровые прогулки, работал зимой при открытом окне. Прекрасный пианист, дарованный актер, этот сказочник азартно любил театр, знал секрет истинной сценичности. В его пьесах-лабиринтах всего два-три финала, ритмически они виртуозны. За основу истории был взят миф народов Юго-Восточной Азии о драконе, которого нельзя победить, потому что сам победитель обращается в дракона.

Для Шварца же «Дракон умер, да здравствует Дракон!». «Работа предстоит мелкая. С вами придется повозиться», - обещает Ланцелот освобожденному городу. Так мы и увидели финал: рыцарь прикован к скелету чудовища, и впереди у них безрадостный бесконечный путь.

Афиша же нового спектакля Калужской драмы сразила нас, и мы пришли к режиссеру за объяснениями.

- В чём для вас сегодня актуальность этой вечной истории?

- Проблемы не меняются, но время стало более циничное. Мы думали о том, что такое рыцарь в наше время. Примеры есть, есть люди, опаленные идеей: Джулиан Ассанж, создатель сайта «Викиликс»; Эдвард Сноуден, нашедший убежище в России.

- То есть рыцарь сегодня - борец с глобализацией?

- Получается так.

- Сейчас необыкновенная жажда в образе рыцаря, необходимость в нем. А в реальности общество без жертвенного защитника нежизнеспособно. Альтруизм для личности практичен?

- Да, он вызывает ответную любовь. Рыцарь - человек со светлой идеей, которая может заразить других людей...

- Ланцелот умирал на площади один-одинешенек. Он не заразил массы?

- Как человек, который с утра идет на работу, в пятницу отдыхает в ресторанах, воспринимает этих людей?

- Как идиотов.

- Вот и весь ответ. В наше время любая идея может быть осмеяна, превращена в фарс за несколько провокационных политических манипуляций. Когда мы в детстве читаем сказки, то понимаем, что есть добро, есть зло, а когда вырастаем, легко миримся с ними. Это происходит пошагово, с поступками. Мы совершаем с собой сделку, превращаемся в Драконов, в рабов. Ничто не мешает людям помогать «Гринпис» бороться с загрязнениями окружающей среды. Просто удобнее сидеть дома, смотреть телевизор. Так что начинать надо в себя. Сегодня интимное пространство настолько ограничено, что человек закрывается телевизорами, гаджетами, заборами, одеждами, машинами от жестокого внешнего мира. Внутри же он беззащитный, оголённый, не понимающий жизни...

- Как загадочно! Злой мир состоит из белых, пушистых, беззащитных инфантилов! А кто же тогда является носителем зла?

- Отчужденность, закрытость, ограниченность людей во всем - зло. Мы ограничиваем себя в поиске информации, культурных ценностей. Люди отворачиваются от чужой боли, чужого героя, называют её чернухой.

- Вместо того чтобы сказать себе: «Ах, как жалко этого человека!».

- Да! Отсутствует сочувствие. «Дайте нам что-нибудь повеселее!» (Кстати, яркости спектаклю не занимать: в нем есть и айкидо, и мультимедиа, и костюмы Эли Невинной, декорации Арины Слободяник и оркестр драмтеатра.)

Эта закрытость - путь к глобальной катастрофе, и ее начало развернет сознание.

- Почему отца героини Эльзы (Мария Артемьева) зовут Шарлемань (народный артист России Виталий Логвиновский)?

- Я читал, что так звали французского генерала-коллаборациониста, который работал на немецкую армию. Пьеса писалась в 1942 - 1943 годах! Шарлемань обладает силой знания, он - хранитель архива, знаток истории, но на многое предпочитает «закрывать глаза». История повторяется, но с каждым новым витком она все жестче. Страшно подумать о том, что будет в 20-м веке! Поэтому каждое слово каждого человека необыкновенно ответственное.

- А если бы Ланцелот организовал партию человеколюбцев, они бы сумели перестроить жизнь на нормальных основаниях?

- Создать партию - значит стать игроком в этой игре, принять ее. Ланцелот (Леонид Клёц) - вне игры, как автор, как Бог. Сказка не в том, что Дракон летает по небу, а в том, что нечто сказочное может происходить с людьми в реальности. Зло побеждает, и мы спокойно об этом говорим, «главное, чтобы у меня в семье все было хорошо». Но ведь каждый день - чудо. Мы просто забываем об этом, воспринимаем как должное свет, солнце, возможность дышать, семью. Проблемы, порой мнимые, надуманные, - та самая игра, в которую нас погрузили.

- Чего хочет Дракон, ведь у него уже все есть?

- Он хочет спокойной старости, стабильности. И, потом, всего хочется больше и больше!

- Как вы озвучивали эту грустную историю?

- Музыку писала Наталья Голубева, каждую тему по очень конкретному заданию. Например, пространство между жизнью и смертью, в котором оказывается Ланцелот, обозначено соло контрабаса (Дмитрий Винокуров, он же - Музыкальных дел мастер). Эту пьесу для постановки мы выбрали вместе с Александром Плетневым года два назад. Александр Борисович любил Шварца, сказал: «Да, это хорошая история», он поддержал меня.


Маргарита РАЗУМИХИНА.

http://znamkaluga.ru/index.php/pages/stati/7632-zov-lantselota