Театр

Высокий медленный фасон

ВЫСОКИЙ МЕДЛЕННЫЙ ФАСОН

показала команда Константина Солдатова в постановке «Дракона» Е.Шварца

Караул! Покушение на власть!
Пьеса «Дракон» знаменитого драматурга-сказочника Евгения Шварца была написана в 1944 г. и запрещена к постановке, что называется, с колес. И вот почему. Для начала, драматург дал своим персонажам прозрачно-немецкие имена. Это Гитлер в роли дракона и вражеская Германия? Если так – дорогу пьесе на сцены Родины! Стоп, а кто эти горожане, привычно трясущиеся от страха, патриотизма и ненависти к ужасным цыганам, которых они, правда, никогда не видели? А почему они безропотно отдают Дракону своих дочерей и панически боятся рыцаря-избавителя? А это что: «Единственный способ избавиться от драконов — это иметь своего собственного»? – «Если не он, то кто же?». Караул! Покушение на власть! Задвинуть, прикрыть, смыть, …ать,…уть, …еть!
А все правильно: чиновник всем своим ливером обоняет рецензии в свой адрес. Чуть раньше под запреты попадали даже «Тараканище» и «Бармалей» К.Чуковского. Хорошая компания!
Итак, в некий мирный городок, весь из себя геометрически правильный, на улицах которого – непрерывные народные гулянья от непрекращающегося счастья, на парашюте спускается с небес рыцарь-десантник Ланцелот (Л.Клец). Поверхностные разведданные он получает от грациозно-уютного домашнего кота (В.Соколов). Появившийся далее мудрый старик Шарлемань (В.Логвиновский) уже проясняет обстановку подробно. Ланцелот внимательно слушает, и я хочу видеть при этом его лицо, но нет - он возится с карандашом и блокнотиком.
А теперь то же самое – но в движении!
Появляется Дракон. Он не страшен и даже не противен. Его черное одеяние могло вызвать отдаленные ассоциации с эсесовцем, но это лет 70 назад. Он: самодоволен – голова Д.Денисова, суров – голова Г.Саркисова, зловеще-грациозен – голова И.Якубенко. И мало подвижен. Трусливый диктатор не хочет честного поединка, но намерен казнить безоружного рыцаря немедленно. Над головой героя нависла смерть, должно быть напряженно. Но, увы, Ланцелот присутствует при этом в полной безучастности. Герой Л.Клеца вообще двигается мало. Если ходит – то основательно ступая, если говорит – то импозантно, а главное - даже сидит мужественно-внушительно и очень охотно. И даже в финале исчезнувший было рыцарь, которого разыскивают и отчаянно боятся, появляется, чтобы спасти свою принцессу…походкой пляжника, неся меч, как складной зонтик. Неудивительно, что и враги пугаются лишь слегка.
Весомая деталь убранства сцены – стол, т.е. предмет основательный и неподвижный. За столом, конечно, сидят, сидят на столе, а ещё – за столом стоят, то есть опять же не двигаются. Даже в массовых сценах горожане выстраиваются стоя за столом и обездвиживаются. Схватка Ланцелота с драконом в небе над городом дана в восприятии горожан, наблюдающих с земли. Решается судьба, ужас и надежда охватили людей. Но почему они столь нерасторопно переговариваются? Пробежки к микрофону В.Прудникова-Генриха с очередной порцией лживых СМИ-репортажей с места боя доносят текст, но не слишком прибавляют динамики.
Смачный Вихрев и стремительный Прудников
Ах, если бы все в этом спектакле работали, как С.Вихрев в роли бургомистра! Смачный Вихрев насыщенно живет на сцене. На нерве, весь в гадко-элегантном позерстве, весь в радостно-органичном вранье – его бургомистр просто создан для этой работы. Чувствуется, что у его персонажа есть длительное прошлое, в котором артист себя уверенно чувствует. Он знает, откуда берутся столь обаятельные негодяи. На наших глазах создается целое пособие по чиновничьему мыслеустройству и тактике. На месте чиновников я бы задумался о премии артисту. На одном велосипеде с С.Вихревым – В.Прудников в роли Генриха. Сынишка, сынуля, гадкое яблочко от отравленной яблоньки. Мельче, глупее папашки, но энергичен – вулканически, старателен в гадости – отменно. И учится – стремительно. И недалек тот стремительный и смертельный укус, которым он отблагодарит отца-начальника, чем отец и гордится.
Высокий вкус – на подмостки!
«Дракон» - дипломная работа художника-сценографа Арины Слободяник. Ее работа не поражает пышностью и дороговизной, но сдержанна и завораживает восприятие зрителя. Управляют нашим вниманием прежде всего ажурные конструкции над сценической площадкой, которые легко превращаются то в крыло дракона, то в крылья самолета, то в легкую ширму для театра теней. Театральная программка – отдельный шикарный сувенир зрителю. Дяденьки, а поставьте Арине «пятерочку»!
На костюмы Эли Невинной можно ходить в театр специально. Каждое одеяние не только создано мощной фантазией, но эмоционально заряжено. Так и вижу, как художница, надув губки от гадливой ярости, рисует костюм дракона, или, светло улыбаясь, создает легкие платьица для девочек-горожанок, с женской симпатией оформляет бравого Ланцелота.
И все вроде хорошо: и декорации – костюмы – музыка (Наталья Голубева). Но на выходе я должен бы пожалеть несчастных горожан, которые упрямо сажают на царство Дракона. Но не получается. Продолжение следует: в каждом городе – свой Дракон, а в тройке-птице – все тот же Чичиков.

Владимир Карпов.