Театр

Отцы и дети

Отцы и дети

В Калужском драмтеатре спектакль поставили выпускники ГИТИСа.

«Тихий шорох уходящих шагов». Как удивительно точно передано ощущение потери. Потери близких людей, родителей. Тех, кто дал тебе жизнь, растил, оберегал, радовался первому произнесенному твоему слову, страдал, когда страдаешь ты, был счастлив, когда ты добивался успехов. А еще чувство вины перед ними… За все на свете. За то, что они ушли, а ты чего-то недоговорил, недоделал, не защитил, когда им, старым и уже немощным, нужна была твоя поддержка. За то, наконец, что не проводил в последний путь.
Так называется пьеса белорусского драматурга Дмитрия Богославского, поставленная на малой сцене Калужского драматического в рамках проекта «Дипломники столичных ВУзов на малой сцене театра».
Казалось бы, совсем простая история – дети делят наследство. Над могилой старика Дмитрича (Вячеслав Голоднов) решают, как получше продать родовое гнездо – старый покосившийся дом. Да так, чтобы всем хватило. Но простой на первый взгляд сюжет драматургу, а вслед за ним и авторам спектакля удалось развернуть в повествование о смысле жизни, любви и верности, памяти и забвении.
43-летний офицер-запасник Александр (Денис Юшечкин), единственный, кто остался жить в родном доме, пытается воскресить в своей памяти все, связанное с жизнью здесь, наладить связь с прошлым, довести до завершения важный, но так и не завершенный разговор с отцом. В него, этот разговор, вмешиваются истории встреч со старшими сестрами, поминки на кладбище. Что здесь реальность, что возникает только в снах или вылезает из-под сознания Саши, сказать затруднительно. Сопровождает его в этом путешествии в недавнее прошлое странный персонаж Альберт, обозначенный автором как медиум (Сергей Вихрев). Казалось бы, он лишь спутник Александра по закоулкам его памяти и сновидений. Но в исполнении Вихрева этот полуреальный медиум становится чуть ли не центральным персонажем, заставляющим зрителя верить, что он и решит все проблемы, развяжет все узелки. Увы, это не случается, потому что Альберт – такой же человек, как и все. И у него тоже свои несчастья.
Зритель долго не может понять, где он сейчас находится: во сне главного героя или это самая что ни на есть реальность с ее бессмысленными и кощунственными селфи на фоне могилы родителей, яростными и мелкими спорами, переходящими в потасовки и в конечном итоге в драку, по поводу судьбы наследуемого дома. И в это пространство мощно врываются разговоры Александра с умершим год назад отцом. Он все силится понять, любил ли его отец. Отец является ему каждое утро, они все пытаются почистить колодец и рассуждают о том, зачем это делать, ведь сын провел к дому водопровод…
Время от времени Александр встречается с соседом и приятелем Дмитрича Юрасиком (Михаил Кузнецов). Тот тоже - то ли жив еще, то ли умер, не ясно. И все тот же вопрос: любил ли его отец? Зачем это, что решит ответ на него, тот сказать не может.
Отца и сына разделяет стена – подгнившие доски со щелями. Мистическая картина, дополняемая запахом старого дома. По замыслу, видимо, это запах родины. Да так оно и есть на самом деле. Так и задумано, говорит художник-постановщик, дипломница ГИТИСа Ольга Богатищева. Этот запах, именно запах старых стен, а не бутафорской краски, вводит зрителя в состояние почти что транса, заставляет его стать если не соучастником событий, то по крайней мере их свидетелем.
Да и сами персонажи – дети Дмитрича - очень уж знакомы по нашей повседневной жизни. Зина (Людмила Фесенко), прилежная училка, свою прилежность перенесшая и на общение со спиритус вини. Перебравшаяся за океан Наталья (Дарья Кузнецова), делающая селфи на фоне родительской могилы и сетующая на то, что за морем житье вовсе не такое сладкое, как кажется. Людмила (Елена Соколова) со своим практичным мужем Олегом (Сергей Путинцев), который без всяких там мирихлюндий в виде совести и «любви к отеческим гробам» предлагает выгодные варианты продажи дома. Младшая сестра Аня и сам Саша – постоянные объекты издевательств, насмешек и розыгрышей старших. Они и сейчас ими воспринимаются как нечто почти несущественное. Поэтому-то и попытки Александра остановить процесс обращения в капитал родового гнезда наталкивается на стену непонимания и отчуждения.
Да, в общем-то, все они не такие плохие. Обычные, нормальные люди, утомленные бытовой рутиной. Ведь в конечном итоге и попытки Александра заплатить всем поровну за дом (деньги дает Альберт – взятка от «хозяев жизни» за то, чтобы он не ворошил историю с гибелью своей дочери в автокатастрофе, в которой она не виновата, но ее пытаются уже после смерти сделать крайней) встречают отторжение: как можно взять деньги от родного человека. Так что с совестью у них не все плохо.
В конечном итоге стена рушится и детям удается проникнуть… не внутрь дома. Нет. Наверное, в свое детство. И вот этот колодец, который в течение полуторачасового действия был в центре внимания, заиграл: сцена заполняется брызгами чистой прозрачной колодезной воды. Все вопросы решены. Жаль, что только в спектакле.
Добавим, что актерский состав прекрасен. Сыгранность поражает, хотя актеры разного возраста, с разным жизненным и творческим опытом. Дипломник ГИТИСа Иван Миневцев, уже имеющий опыт работы в разных театрах, признался, что с таким разновозрастным коллективом еще ни разу не встречался. И это было для него интересно и поучительно. Что поучительного, режиссер благоразумно не пояснил. Однако можно ему поверить – совместная работа с великолепными практически во всех отношениях Вячеславом Голодновым и Михаилом Кузнецовым, наверное, подобна счастью.
«Тихий шорох уходящих шагов» - драматическое произведение, уже не раз поставленное на сценических площадках Белоруссии и России. Сам же режиссер подсмотрел его на фестивале молодой драматургии «Любимовка». Пьеса для того, чтобы подумать. Особенно в ее сценическом воплощении в Калужском драмтеатре. Это хорошо, когда после спектакля думается. Значит, он удался.

Владимир Петров.

 http://www.vest-news.ru/article/76167