Театр

Человек ненатуральный

ЧЕЛОВЕК НЕНАТУРАЛЬНЫЙ

«Homunculus» — так назвал свой спектакль по пьесе Максима Горького «Дети солнца» режиссёр Владимир Хрущёв.
К зрителю — без жалости
Режиссёр решил не упрощать работу зрителю. Ведь сам Горький сказал: «Надо уважать человека! Не жалеть… не унижать его жалостью…»
Основные персонажи пьесы — те, кого у нас принято называть интеллигентами. То есть это люди, имеющие образование и не работающие на стройке или на ферме. Отсюда — характерное для русского сознания жгучее чувство вины выпускников «академиев» перед слесарями и служанками. Чувство, решительно не понимаемое за пределами России. При этом все они много и умно говорят. Вообще, в подобных драмах речь персонажей — основная форма действия. Так и с «Детьми солнца»: если некто отважный берётся ставить эту драму — чаще всего получается долгое чтение вслух нудной брошюры.
Как бороться с многословием?
Каково же было изумление зрителей, особенно знакомых с текстом, когда они увидели стремительное действие, щедро сдобренное прямо-таки клоунским гротеском. Началось всё с нелепо коротеньких, задранных вверх подтяжками брюк главного героя (сразу вспомнилась реплика слуги, обращённая к барину, у Чехова: «Опять не те брючки надели!»). Отметим, что точность в манере одеваться каждого персонажа, работающая на раскрытие характера, — заслуга художника по костюмам Евгения Никонорова.
Тут же удивление подпитывается чудесами грима: баре щеголяют с тёмными «очками» вокруг глаз. А это, сдаётся, намёк на их ненатуральность, что и заявлено в названии спектакля. Это — некая театральная марионеточность. Посмотрите на фотографии кинозвёзд слезливых мелодрам начала ХХ века — они так и выглядели.
Пьеса многословна, изобилует умными декларациями о смысле жизни, искусстве, о будущем человеке. И с этим обилием замысловатого нужно что-то делать. И Хрущёв находит решение! Он по-хозяйски кромсает текст Горького и сгоняет философские рассуждения в один эпизод. Персонажи при этом одеты в клоунские тряпки и откровенно дурачатся. Перестаёшь следить за глубиной мысли и только любуешься тем, как режиссёр изобретательно, а актёры — с удовольствием подвешивают все эти мудрости в пустоте.
В свою пьесу Горький, конечно, закладывал конфликт между «верхами» и «низами». Но у Владимира Хрущёва всё же получилось нечто большее. Ведь его актёры, исполняющие роли простолюдинов, носят вокруг глаз те же тёмные «очки». А значит, все эти мужики и бабы не более натуральны, чем господа. Они не «соль земли», не «совесть» или что там ещё?
Так, не хочется верить горничной Фиме. Татьяна Овсянникова ярко сыграла жадную дуру, пытающуюся выглядеть хитрой. Служанка Луша (Наталья Бушина) — просто тупость высокой концентрации. Нянька Антоновна (Елена Соколова) ощущает себя членом барской семьи, а значит, тоже во многом homunculus. «Меня никто не любит!» — повторяет слесарь Егор. А за что тебя любить — тёмного, пьяного и агрессивного? Клоунские «очки» тебе на нос!
Театр должен быть театральным!
Как не похож спектакль Владимира Хрущёва на многое из того, что мы видели в театре в последнее время! Слишком много стало спектаклей, оставляющих впечатление, что актёрам задали на дом выразительное чтение по ролям. В «Homunculus» калужские артисты продемонстрировали, что пороху много и он сухой. Работают все с благодарным увлечением, по-хорошему голодные, соскучившиеся по настоящему — театральному — театру.
Протасов в исполнении Игоря Постнова — упитанный розовощёкий малыш, играющий со своими пробирками в песочнице-лаборатории. Он с большим смятением обнаруживает, что жена — дороже химии, а он её теряет. Чепурной Леонида Клёца под маской грубоватого весельчака прячет душу подранка. Богатая купчиха Мелания может только показаться забавной в своей дремучести. Но на поверку здесь скрывается пронзительная драма женщины, находящей смысл в любви к мужчине, который не может и не хочет быть твоим. Это едва ли не лучшая роль в артистической карьере Ларисы Фанасковой. Дарью Кузнецову театралы привыкли видеть р-р-роковой красавицей, но здесь её Лиза — героиня нервная, изломанная, безнадёжно больная. Хрущёв и тут доказал, что актриса может пойти гораздо дальше сложившегося амплуа. Владимир Прудников представил Вагина как элегантного, вальяжного мужчину-покорителя, постепенно теряющего лоск под ударами судьбы. Ирина Якубенко, недавно вернувшаяся в родной театр, украсила спектакль ролью Елены. Она не только красивая, но и тонко чувствующая дама, проживающая жизнь в единстве и борении страсти и ума. Дуэль между соперниками-друзьями? За такую женщину — верю!
Из социальной драмы режиссёру удалось соорудить трагикомедию — жанр редкий и сложный. Да ещё с особой тщательностью выстроить мизансцены, многие из которых просятся быть разобранными на стоп-кадры.
Выразительнейшая сценография Анатолия Шикули — могучие деревья, спокойно наблюдающие за суетой у подножия стволов. А свет Лоры Максимовой, музыка и музыканты (Шафраненко–Бирюлин–Винокуров–Моисеев), сопровождающие действие, — полноценные действующие лица спектакля.
Итак, случилось! Рамы выставляются?

Владимир Карпов

 

http://www.kp40.ru/news/culture/46621/