Театр

Театральный космодром


Театральный космодром
Малый зал Калужской драмы превратился в космическую ракету. Постановка Дмитрия Бурханкина, «Отчаянные мечтатели» по повести Константина Циолковского, подняла зрителей к звездам в День космонавтики.
«Дело было в 2017 году», - писал автор о времени действия. Научно-фантастическая повесть «Вне Земли» была начата в 1896 году. В 1916 году около половины полностью законченной рукописи опубликовано в журнале «Природа и люди», однако вслед за тем журнал закрылся. Целиком повесть вышла отдельным изданием в 1920 году в Калуге, усилиями Калужского общества изучения природы местного края. Автор подробно рассказывает об условиях полета и жизни в ракете, о «колониях» на искусственных спутниках Земли, посещении Луны и астероида. Все расчеты и пояснения основаны на строго научных данных и являются плодом изысканий Константина Эдуардовича.
Автор как бы ведет репортаж с борта космического корабля. Не зря Юрий Гагарин называл Циолковского «первокосмонавтом прошлого века».
Кем был «кормилец» сонма сегодняшних грантополучателей от космизма? Гений-бессребреник вызывал насмешки мещан, чиновников и лавочников: «Если ты умный - покажи свои деньги»! Учитель же испытывал нужду в самом необходимом... И все же мудрец не сломился.
«Основной мотив моей жизни: сделать что-либо полезное для людей, не прожить даром жизнь, продвинуть человечество хотя немного вперед. Вот почему я интересовался тем, что не давало мне ни хлеба, ни силы, но я надеюсь, что мои работы, может быть, скоро, а может быть, в отдаленном будущем — дадут обществу горы хлеба и бездну могущества»,— писал он еще в 1913 году.
После получения учительского диплома, надо было экипироваться. «Пальто и прочее — все это было в жалком состоянии, а денег почти не оставалось. Сшили вицмундир, брюки и жилет, всего на 25 рублей. Кстати сказать, что все сорок лет моего последующего учительства я больше мундира не шил». Так что, памятник аскету на Театральной улице грешит против реализма - брюхо у велосипедиста не выпирало, он до старости сохранил юношескую худобу. Самое важное в спектакле - сохранение чистой интонации автора, безусловно верящего в победу добра, построение справедливого общества без войн, бедности, эксплуатации.
Ученому приходилось много терпеть и унижаться, но творческое горение не погасло. В классе и в доме энтузиаста «сверкали электрические молнии, гремели громы, звонили колокольчики, плясали бумажные куколки, пробивались молнией дыры, загорались огни, вертелись колеса, блистали иллюминации и светились вензеля. Толпа одновременно поражалась громовым ударам. Любовались и дивились на электрического осьминога, который хватал всякого своими ногами за нос или за пальцы. Волосы становились дыбом и выскакивали искры из всякой части тела». Увы, в спектакле этого не было, зато изобиловали другие придумки. Художник Людмила Некрасова одела персонажей в шутовские костюмы, а режиссер заставил ученых пускать мыльные пузыри, дарить зрителям яблоки, петь «Джамайку»...
Это соответствует духу и букве автора, противника всяческого занудства. Циолковский, например, с азартом предвкушал радость купания в невесомости. «С каким удовольствием они погрузились в прохладную жидкость! Как легко было здесь купаться! Иванов видел над своей головой Ньютона, который купался и играл водой так же весело, как и он».
Ракету построили в научной коммуне. «Между величайшими отрогами Гималаев стоит красивый замок. Француз, англичанин, немец, американец, итальянец и русский в нем поселились. Разочарование в людях и радостях жизни загнало их в это уединение.
Единственною отрадою их была наука. Они были баснословно богаты и свободно удовлетворяли все свои научные прихоти». «Ужас, что я придумал! Нет, это не ужас, это радость, восторг»! – воскликнул Иванов». Как не вспомнить слова из автобиографии автора: «Сколько раз в бурю с зонтом я мчался по льду силою ветра, с восторгом!»
Ракета была длиною в 100, шириною в четыре метра. Размер зала в разы меньше, зрители буквально ощущали движение мысли ученых-клоунов. Творцов (Ньютона, Гельмгольца, Галилея, Лапласа, Иванова) воплотили Игорь Постнов, Кирилл Бессонов, Григорий Бирюлин, Сергей Вихрев, Ирина Якубенко и Анна Сорокина изобразили лаборантов, ведущих журнал наблюдений
«Полет длился так долго, что пожилые успели поседеть, юные — окрепнуть». Путешествие же спектакля промелькнуло, как аттракцион. Удачная постановка адресована самым разным зрителям, а лучше всего смотреть ее семьей.
Премьера прошла. Полет нормальный!
Маргарита РАЗУМИХИНА.
Фото Андрея Горлачева
https://znamkaluga.ru/index.php/glavnye/22411-teatralnyj-kosmodrom